→ Подписка на газету

→ Календарь новостей

Май 2010
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    Июн »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

→ Архив статей

ТАЛАНТ

В этот раз мне хотелось бы продолжить мысль о том, что знания Божественных законов вполне достаточно для того, чтобы не только не ошибаться в нашей жизни, но и запросто разобраться в тонкостях юриспруденции.

Свою мысль поясню на примере человека очень известного. И в силу этой его известности, пример весьма убедителен.
Речь пойдет о Федоре Никифоровиче Плевако — крупнейшем российском адвокате второй половины 19 — начала 20 столетия. О нем в свое время говорила вся Россия. Для тех же, кто все-таки не слышал о Плевако, приведу слова саратовского историка Н. А. Троицкого: "За всю историю отечественной адвокатуры не было в ней человека более популярного, чем Плевако. Специалисты в области права и обыватели ценили его выше всех адвокатов как «великого оратора», «гения слова», «старшего богатыря» и даже «митрополита адвокатуры». Сама фамилия его стала нарицательной, синонимом адвоката экстра-класса. "Найду другого «Плеваку», — говорили и писали без всякой иронии. Письма же к нему так и адресовали: «Москва. Новинский бульвар, собственный дом. Главному защитнику Плеваке». Или просто: «Москва. Федору Никифоровичу».

Сегодня речи Плевако изучаются с научной точки зрения: графически выстраивают схемы предложений, разбирают их семантику, вникают в смысл каждой фразы. Но это мало что дает практически. Повторить Плевако невозможно. «Московский златоуст» — этот эпитет как нельзя лучше определял его как судебного оратора и как человека. Это самый известный и непонятный опыт адвокатской работы прошлого века.

Меж тем, юридический гений Плевако объясняется просто: он основывался на применении знаний Законов Божьих. Ведь именно эти Законы восстанавливают справедливость, а справедливость — это самая лучшая защита.

Вот только два примера, доказывающих это: однажды судили одного горбуна за то, что он убил человека. Горбун в течение десяти лет возил на телеге провизию для магазина. Но каждый день проезжал мимо лавки, хозяин которой всякий раз незаслуженно оскорблял его. И вот однажды горбун не выдержал и в схватке зарубил обидчика. Плевако построил защиту так: когда ему было дано слово, он в течение нескольких минут обращался к судье, безбожно хваля его, дескать, «Вы такой великий, и справедливый, и нам так повезло, что вы у нас председатель, ваша мудрость не имеет границ» и т.д. и т.п. Когда судья попросил его перейти к делу, Плевако снова начал возносить дифирамбы судье. Через некоторое время тот вновь остановил адвоката. Ситуация повторилась. Разъяренный судья пригрозил лишить его слова, если он не перейдет к сути вопроса. Тогда Плевако сказал: «Глубокоуважаемый суд, милостивые присяжные! Я десять минут только хвалил судью, и он не выдержал. А над этим несчастным десять лет издевались. Что же вы от него хотите?». После этого горбуна оправдали. В другой раз судили попа за какую-то провинность. У Плевако перед судом поинтересовались, велика ли его защитная речь? На что он ответил, что вся его речь будет состоять из одной фразы. И вот, после обвинительной речи прокурора, требовавшего приличного наказания, настала очередь защиты. Адвокат встал и произнес: «Господа! Вспомните, сколько грехов отпустил вам батюшка за свою жизнь, так неужели мы теперь не отпустим ему один единственный грех?!!!». Реакция зала была соответствующей. Попа оправдали.

Эти два примера наглядно показывают, что Плевако не использовал ни знание тонкостей юриспруденции, ни даже терминологии профессии, ни юридического образования вообще! Он взял за основу защиты не мертвую букву закона, а сам дух закона, который указывал не конкретный параграф, а принцип решения: воздаяние подобным в равной мере — горбуна убивали много раз духовно, и он убил однажды, но физически. И не известно еще, что хуже. Священник отпускал грехи, и ему отпустилось. Плевако нашел точку опоры для ответчиков на Божьих законах, а не на человеческих. Используя принцип равнодействия, он доказал, что их поступки оправданны. И люди это приняли. Потому что только так это и оправдывается — с Божественной точки зрения. И если вы опираетесь на Закон Божий, то решение приходит само собой в виде озарений. Ему и пришло интуитивное прозрение, как спасти этих людей. Тогда он и нашел верную формулировку для убеждения остальных. И прозрения его основывались на священных писаниях. В его домашней библиотеке богословская литература занимала самое большое место.

Писания содержат примеры добра и зла. Например, Коран весь состоит из антагонистических образов, где показаны вначале поступки верных, а затем неверных Богу людей (поэтому термины “верные” и “неверные” в Коране встречаются равное количество раз). Это убеждает гораздо сильнее, чем простые нотации. А именно так и работал Плевако — на противоречиях: он брал какие-то аргументы обвинения и на них же убедительно доказывал, что это и служит оправданием.

Благодаря работе с писаниями, Плевако зрел суть вопроса, поскольку был верящим Богу человеком. Это и называется творчеством. В университете невозможно этому научить. И это не купишь за деньги. За счет творческого подхода он легко находил простые и эффективные решения в самых запутанных, сложнейших юридических делах. Это и составляло основу его таланта. А значит, талант — это и есть умение работать с писаниями и применять их в своей области. И тогда, даже в такой сложной системе, как юридическая, без труда можно найти единственно верное решение.

Асия Тухватуллина

 Комментарии к публикации: 1
  • Гульнара

    Рахмат Асия за статью. Действительно,какое бы решение не вынес суд(в глазах людей справедливое или нет)со временем всё воздается

 Отправить комментарий