→ Подписка на газету

→ Календарь новостей

Февраль 2015
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728  

→ Архив статей

НАША ПОЛИТИКА

В этой статье я хочу немного сказать о политике мусульман. На это меня сподвигли слова некоего общественного деятеля дореволюционных времён Николая Ильминского. Вот, что написал этот господин:

«Для нас вот что подходящее было бы, чтобы инородец в русском разговоре путался и краснел, писал бы по-русски с порядочным количеством ошибок, трусил бы не только губернаторов, но и всякого столоначальника». 

Интересное заявление для государственного лица. О самом Николае Ивановиче Ильминском известно вот что: был он черносотенный миссионер (уже странное сочетание слов), который выработал специальную систему национального угнетения и обрусительской политики среди колониальных народов царской России, в первую очередь среди народов Поволжья и Сибири, крайний монархист и реакционер. Тут кто-то может и скажет: ну чего ж вы хотите от такого гуся, шовинист с религиозным и к тому же фанатическим уклоном, такие везде есть. Мол, не берите в голову. Тем более что было это написано ещё в 1885 году. Но я вот что подметил. Политика эта, в отношении малых народов России, и, прежде всего мусульман, оказалась странно живучей и поныне.

Говоря о политике, а не о мнении отдельного человека, я нисколько не преувеличиваю. Ибо, заинтересовавшись этим вопросом я нашёл для себя много неожиданного по данной теме. В частности такую цитату:

"Русско-казахские школы, открытые еще в первой половине XIX века, приспосабливались к требованиям колониальной политики царизма. В новых условиях царизм не был заинтересован в развитии просвещения угнетавшихся им народов. В инструкциях, изданных Министерством просвещения, указывалось, что «народное образование на окраинах русской державы есть своего рода миссионерство, миссионерство есть своего рода духовная война…».

Во как! Война! Исходя из этого и можно говорить однозначно о целой государственной политике, о не о чьих-то отдельных сумасшедших фантазиях. А значит, Ильминский -  личность в истории отнюдь не случайная. Он — закономерный продукт внутренней политики целого государства. Политика эта проявляется на бытовом уровне. Например, когда я ещё учился в начальных классах средней школы, то некоторые учителя при каких-то моментах неудовольствия нами, нерусскими учениками, когда мы, например, шалили, с издёвкой бросали нам в лицо: «Нацмены!». Мы тогда не понимали, что это слово значит, и оно казалось нам чем-то очень скверным и обидным. Но наши матери, плохо зная русский язык, не могли нам пояснить его значение, и просили нас терпеть. А наши отцы были на фронте и не могли заступиться за нас. И мы терпели, не понимая, что творится, но чувствуя на своей шкуре «особое» отношение к себе. Может быть, это отношение и рождало у многих из нас те комплексы, о которых писал Ильминский — трусить, путаться, краснеть в разговоре не только с начальниками, но и вообще с «белыми» людьми.

Позже я узнал, что «нацмены» значит всего лишь «национальные меньшинства», и, в общем, ничего обидного в этих словах нет. Но ведь важно было и то, как его произносили, а эмоциональная окраска была более яркой и понятной, чем само слово. Этим и было высказано отношение к нам — нерусским, национальным меньшинствам. Со времён Ильминского оно не изменилось и при советской власти, оно не изменилось и сейчас. Но если Ильминский только выработал систему духовного подавления малых народов России с целью их дальнейшей русификации, то советская власть значительно продвинулась в её реализации. Например, образование тотально было введено только на русском языке, национальный язык был принят во внимание лишь номинально для галочки (ему в национальных республиках обучали единичные школы), национальная письменность была отвергнута (а, соответственно книги и культура), в быту ко всем не русским относились с позиции превосходства «старшего брата» (об этом не говорили, но так поступали). Иначе говоря, всё население готовили сделать русским, и как мы увидим дальше — воплотить замыслы Российской империи. Кстати, одна главных причин, по которой Красный Китай разорвал отношения с СССР, была в том, что Мао Цзе Дун резко сказал Сталину в ответ на подобную политику: «Китайцы, которых миллиард человек, не могут быть ничьим младшим братом!». Ну а даже если и не миллиард, а, скажем, всего триста тысяч или сто пятьдесят? Что же после этого народ теряет своё право на существование?

И если думать, что в советских школах такую политику проводили малокультурные учителя (коих было достаточно) — и никто за них не в ответе, то про самого проводника этой аморальной политики Николая Ильминского, во многом развившего её, такого сказать уж никак нельзя. Это был не только светски высоко образованный человек, но и лицо с духовным саном (!), представитель государства — он служил секретарем (что-то вроде главного помощника-куратора) при главе Магометанского духовного собрания Мухамедьяре Султанове (исполняя роль будущих красных комиссаров, в задачи которых входило контролировать советских военноначальников в революцию — как Фурманов при Чапаеве). А его дьявольские инструкции негласно были приняты на вооружение государства, и в быту привились! Например, не только в советское время, но и в во времена перестройки и после неё периодически всплывала «советская» идея убрать из паспорта графу национальность. А в жизни — на работе, на улицах, в очередях при спорах и сейчас представителей нацменьшинств пытаются сразу «обломить», то есть перевести предмет спора от объективной основы к национальному вопросу, следуя примерно такой логике: что бы ты ни говорил, ты недочеловек, а, следовательно, правым быть не можешь! И если при советской власти при этом ещё пытались создавать хоть какую-то иллюзию справедливости, ожидая, пока оппонент сделает ошибку и сконфузится, чтобы утрировать этот момент и переключить рассуждения из сферы логики в сферу эмоций, и этим окончательно смутив человека, быстро замять спор, победоносно заключив: «Ну, вот видите, они же сами ничего не могут сказать толком!». Да, так делалось и делается, только теперь ещё более откровенно и нахально.
Тогда возникает логичный вопрос: а нам-то, представителям этих самых нацменьшинств, что делать? Парадоксально, но ответ мы можем найти именно у того же Ильминского. Этот господин, жизнь положивший на то, чтобы уничтожить ислам и его последователей, нам, прежде всего, мусульманам, многое объяснил.  Вот, что он написал:

«...Мы не должны забывать: Коран есть средство сплочения, объединения мусульман, потому что он говорит: „Держитесь все крепко за вервь Аллаха, не разъединяйтесь“. И во многих аятах Корана сказано об этом. Об этих аятах мусульмане не ведают (гафил). Коран говорит: „Нет жизни человеку — не стараясь!“.  „Воистину, Аллах не меняет положения людей, пока они не изменят самих себя“. А это призывает их проявлять старание и усердие в каждом деле, усердие-достижение правильного решения (иджтихад). А это ведет к завершению всякого дела (достижению результата).
Если мусульмане начнут понимать эти установления Корана, начнут осмысливать их, то на наши головы они нагонят огонь ада. Но для того чтобы Россия (рус иле — страна русских) здравствовала и была независимой, и развивалась, все народы нам надо сделать одним народом (русским — по мысли Ильминского).  Я, ваш покорный слуга, видя свою главную цель в том, чтобы путем учинения всяческих препятствий для изучения арабского языка, и для того, чтобы по мере возможностей обвиняя основной источник наук для мусульман — Коран, как можно дальше отдалить мусульман от Корана, на этом пути предлагаю использовать разные методы. По моему мнению, пусть мусульмане остаются в невежестве, особенно Закавказье, Казань, Крым пусть своих детей отдают в  плохие школы, в пыли грязи пусть расцветает невежество. Если в таком духе их воспитывать, не только читать Коран, но и на своем родном языке по-человечески читать-писать не смогут. Из таких бестолковых школ вовек ничего путного не выйдет».
Всё сказано предельно конкретно и ясно. Негласно так всегда и делалось. Но отсюда же следует и рецепт избавления от этой политики. Нам надо только внимательно посмотреть на его циничные расчёты и сделать всё наоборот. При этом главное — учиться разбирать смысл Корана. Душка-Ильминский призывал своё правительство и народ оставить мусульман в «спячке разума», происходящей от того, что они не понимают смысл своего Священного Писания, а используют его только для молитвы. Ну что ж, теперь мы всё это понимаем и мы так и делаем — на страницах АК разбираем смысл Священного Корана. Причём разбираем с научной, а, следовательно, с практической точки зрения, превращая его в инструкцию для жизни на каждый день. Вот, например:

Женитесь же на них с дозволения семей их и давайте им плату их по достоинству — целомудренным, непохотливым, не имеющим приятелей. Если были они целомудренны (4:25).  

Интересно, что этот аят недавно получил научное обоснование. Так,   английская ежедневная газета The Daily Mail, со ссылкой на исследование университета Виржинии пишет: «Добрачные половые связи делают женщин несчастливыми в браке, а те, кто имели близость только со своими мужьями, наиболее удовлетворены своим замужеством. Среди тех, кто имел не менее двух партнеров, процент счастливых жен снижается до 42. А женщины, которые до свадьбы имели отношения с 10 и более мужчинами, бывают, счастливы в браке только в 22% случаев. К таким выводам пришли учёные университета Виржинии. При этом американские ученые Гален Рудес и Скотт Стенли в своем докладе отмечают, что наши прошлые переживания, особенно когда речь идет о любви, влияют на наше будущее супружество. Исследователи сделали вывод, что для того, чтобы женщине чувствовать себя счастливой в браке, не стоит иметь сексуальных партнеров до замужества». (По материалам Лента. ру).
Для мусульман — это Сунна. Есть хадис пророка Мухаммада (сгв), в котором сказано:
«Женитесь на девственницах, ибо уста их сладки и красивы, их лоно пристойнее, они быстро учатся, а их любовь прочнее».

Наука стопроцентно подтверждает Коран. Значит, он — от Бога. А божественное должно быть на первом месте у человека. Поэтому Коран в нём самом и предлагается взять за основу культуры человечества. Именно прямая связь Корана с наукой делает его базовым Писанием для всего населения. Она же гарантирует то, что антикораническая политика Ильминского и иже с ним  умрёт! А наша — славящая Коран, будет жить и победит!

Потому наше дело — пропагандировать его. Посмотрите на иудеев. В иудаизме разрешается немножко принимать спиртное. И с телевизионных экранов в фильмах, мы часто слышим в сценах застолья фразу про алкоголь: «Ну, немножко можно!». Это проведение в быт своей культуры. Но ведь в Исламе алкоголь запрещён полностью. И это тоже подтверждает наука. Например, американцы пришли к выводу, что если человек выпил рюмку любого вида спиртного с удовольствием, то он уже алкоголик, поскольку в этом случае спирт включается у него в обмен веществ (в биохимический цикл Кребса), и человек сделался зависимым от него. А зачем нам плодить алкоголиков? Это значит культура Корана лучше, почему же мы тогда не популяризируем её так же, как иудеи свою?

Проводя политику уничтожения малых народов, Ильминский, как мы видим, неизбежно приходит к конфликту с Кораном, где подобная политика запрещена. Коран также строго запрещает жить на проценты, блудить, пить и другие пороки, процветавшие в России тогда, процветающие и теперь. И если у мусульман спит разум, то у немусульман спит совесть. Многие пьют всё без разбора; живут с кем попало; женятся на женщинах лёгкого поведения, рожают от них детей, потом воюют с ними; обдирают друг друга как липку при помощи процентов — всё это сегодня прочно вошло основу морали общества, стало частью культуры, закрепилось в искусстве. И отказаться от привычного образа жизни — вот что опасно для таких. Ибо если их совесть приоткроет хотя бы один глаз, то им придётся застрелиться от стыда за содеянное. А если это примет массовый характер? Вот это и будет для них “огонь ада” на их головы.

Коран пробуждает в человеке совесть, нравственность, чистоту. Более того, он прививает это через медицинскую науку, ибо она один в один подтверждает Коран. Например то, что пить нельзя даже понемногу — станешь алкашом. И наша работа при мечети “Кашифа” (Открывающая), поясняющая Коран научно, совершает переворот в сознании масс!

В доведении до масс Корана и должна заключаться наша политика. Ведь что такое политика? Политика в широком смысле — это общественная деятельность. В более узком — общее руководство или даже конкретная программа для действий. С этой точки зрения, политика мусульман — это следование Корану и Сунне. Ибо с одной стороны, именно их популяризация служит общественной деятельностью мусульманина, а с другой — именно они являются общим руководством и конкретной программой для жизни. Отсюда политика внешних и внутренних отношений у мусульман одна и та же.
И это самая лучшая политика, поскольку она не только ставит цели и задачи перед обществом, но и являет собой средство к их достижению. А сам Коран, лежащий в основе этой политики, как выясняется, весь состоит из научных фактов, потому может и должен стать общепринятым.

Тогда почему же мы доводим Коран до мира понятно? Потому что уже давно сами не понимаем его. Мы, конечно, цитируем его более менее к месту, где можем, но сути его не используем. Возьмём для примера аят, о котором говорил тот же Ильминский: 

Держитесь за вервь Аллаха все, и не разделяйтесь! И помните милость Аллаха к вам: были врагами вы, Он же соединил сердца ваши — стали вы, по милости Его, братьями. Были вы на краю пропасти огненной — спас Он вас от неё! Так разъясняет вам Аллах знамения Свои, — возможно, последуете вы! (3:103).

Здесь изложена теория (руководство), которой мы не пременяем на практике, не следуем ей. А возьмите, опять же для примера, еврейский катехизис (шариат) для проживания евреев в других странах. Там написано: «Наша сила — в единстве — в нем залог наших успехов, наше спасение и процветание. Многие народы погибли в рассеянии, потому что у них не было четкой программы действия и чувства локтя. Мы же, благодаря чувству коллективизма, прошли через века и народы, тиранились, приумножились и окрепли.

Единство — это цель, оно же и средство к достижению цели. Вот в чём смысл, вот к чему нужно стремиться. Все остальное — производное, оно придёт само собой».
Разве мы так объясняем своё Писание? Оттого и говорим всё более отвлечённо. И евреи по-прежнему единственные люди в мире, которые разрабатывают свою религию научно, практично. Они всегда так делали. Поэтому в Коране они названы «обладателями Писания», т.е. владеющими Писанием (его смыслом).

Коран же и разрабатывать особенно не нужно — он уже прислан нам в виде программы. Его нужно лишь дополнять научными фактами для наглядности, что мы и делаем. На страницах вестника мы учим наш на-род после времён буйства материализма, отвергавшего писания, заново работать с Кораном. Поэтому наше издание и называется «Азбука Корана». Чтобы понять все выгоды этого, достаточно взглянуть на тех же евреев. Это единственный народ, который сделал своим ремеслом работу с писаниям. Все остальные народы практиковались в войнах, стройках, разного рода ремёслах. А евреи занимались писанием массово, поэтому среди них так много пророков: взгляните, вся Библия состоит из книг еврейских пророков (тогда как среди остальных народов их были единицы). А когда весь народ занимается религией, то, естественно, он преуспевает в ней, и рождает своих гениев этого дела. И теперь все народы поставляют миру ремесленников (рабочих), а евреи работают лидерами (имамами).
Поэтому религия евреев — это их секретное оружие.

Вывод из этого следует такой: для того чтобы духовно (интеллектуально) преуспеть, надо заниматься разработкой писаний.   

Наши же лидеры — муфтии, напротив, сегодня только говорят и пишут о своих собственных достижениях, или вторят светской политике, чтобы выглядеть угодным государству и не потерять должности. Они стали должностными лицами и давно перестали быть имамами — духовными лидерами, ибо перестали работать с Кораном и популярно (научно) доносить его до мира в виде Учения (поэтому лидерство часто переходит к радикально настроенным элементам). Это первая постсоветская волна имамов, которая понимает (ценит) материальное больше духовного. Их назначение — создать материальную базу для следующего поколения имамов-интеллектуалов. Евреи — классический пример всех писаний, когда-то тоже просили у Мусы (мир ему) жратвы, а не знаний:

И вот сказали вы: «О, Муса! Не можем мы терпеть больше пищу одну. Так воззови же ради нас к Господу твоему, пусть изведёт Он то, что порождает земля из своих овощей: и кабачков, и чесноку, и чечевицы, и луку». Сказал он: "Неужели просите вы заменить тем, что ничтожно, то, что лучше? (2:61).

А потом, их следующие поколения сообразили, что интеллектуальной деятельностью-то заниматься гораздо лучше и выгоднее.

Пророк Мухаммад (сгв) сказал, что придёт время, и «они (верующие) будут читать Коран, однако он не поднимется выше их горла». Но ограничение Ислама ритуалами порой приводит к тому, что мы опускаемся в его понимании ещё ниже, чем говорил пророк (сгв). Так, в аяте сказано:
 
И сказали они: «Сердца наши не обрезаны». Да, так! Проклянёт Аллах их за неверие их, ибо маловеры они! (2:82).

Этот аят хорошо откомментирован в Библии:
Итак, обрежьте крайнюю плоть сердца вашего и не будьте впредь жестоковыйны; (Второзаконие, глава 10, стих 16: Библия).

Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога. (Послание к Римлянам Святого Апостола Павла, глава 2 стих 28, 29).

Обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдении заповедей Божиих (Библия, Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла. Глава 7, стих 19).
Таким образом, суть-то не в обрезании, суть — в Коране (в его духовном, скрытом, научном смысле)! Научный смысл и есть та вервь Аллаха, за которую надо было держаться, а, держась за чисто ритуальное, материальное понимание Ислама, держимся именно за наружное обрезание. Это уже просто членовая политика. Еще покойный Арафат говаривал: «Интифаду выиграет матка арабской женщины». Эта политика тоже приносит свои плоды: так рождаемость в Европе среди мусульман намного выше, чем у европейцев, и они скоро смогут доминировать в ней. Например, в Бельгии мусульмане сейчас составляют четверть населения Брюсселя, а к 2060 году 60% бельгийского народонаселения станет иностранного возникновения, в основном, за счёт мусульман. Но такая политика не поднимает нас выше собственного члена. В результате у нас нет своей идеологии — идеи, перекрывающей их идею. Потому в разговорах, часто не знаем, что говорить, теряемся, краснеем, не можем отстоять своё мнение — одним словом, не можем интеллектуально первенствовать. Хотя у нас есть свой богатый Источник для этого — Коран.

Посланник Аллаха — Мухаммад (сгв) сказал, что он не принёс Ислам, а лишь очистил его от людских искажений. Например, он совершил поклонение аль-Каабе, очистив ее от языческих идолов. Отсюда Ислам объявляется как исправление допущенных людьми искажений воли Аллаха.

Пророк  возродил  Ислам для своего времени. И мы должны делать так  же. Но с этим как раз и проблемы. Я человек науки, поэтому привык мыслить цифрами и фактами. Так в  ходе опроса, проведенного Фондом общественного мнения (ФОМ), выяснилось, что 48% не знают ни о негативном, ни о позитивном влиянии данной религии на процессы, происходящие в современной России, а 46% не могут оценить аналогичное воздействие ислама на мировые события. Это значит, что люди у нас толком ничего не знают про Ислам. И от нас мало толку.

Мусульмане, взглянем в лицо самим себе! Кто мы есть? Мы — проводники речи Бога — Его Корана. Только через знание Корана мы можем освободить Истину от человеческих искажений и абсурдных ересей. И разом вывести всех аферистов от религии и науки на чистую воду.

Наша политика — это политика научного подхода к Корану. Наука иногда радикальна, иногда абстрактна, но всегда правильна. Только она может вывести, когда и что нужно людям без вреда для окружающих.

Коран, где Религия изложена научно, может выполнять функцию интеграции всего мирового сообщества. И наша политика нам нужна хотя бы потому, что она является основой для самоорганизации и управления, а также для противостояния политике, вроде политики подонка Ильминского.

РАФАИЛ ХАСАНОВ,
канд. тех. наук,
имам мечети «Кашифа».

 

 

 

 Отправить комментарий